Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Ugr: ugr.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 44129 зарегистрирован в 2006 году

Ugr

настоящее имя:
Юрий
Портрет заполнен на 69%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 0

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Длинная простыня про образование....

  17.10.2012 в 09:25   256  

Длинная простыня про образование. Взято отсюда avtonom.org/pages/shkola-rabstva-i-poslushaniya

Ключ к загадке души современного человека, или как вырастить конформиста

Государство всеми силами пытается испортить жизнь людей - это факт. Мусора, армия, чиновники, патриотическая пропаганда, поп-культура, единоросы, нефтедобыча, 282-я статья - это все как щупальца огромного монстра, который опутал всех россиян и тянет из них жизненные силы. При этом государственная машина весьма тупа - она, как любой примитивный организм озадачена лишь насыщением своих органов, не заботясь о том, что душит и уничтожает население, которое по сути и дает жизнь этому монстру. Опутанные щупальцами, россияне мрут в муках сотнями тысяч ежегодно, но делают это тихо и сосредоточенно, не высказывая почти никакого протеста (анархов сейчас я не считаю, так как их в общей массе крайне мало). Может возникнуть резонный вопрос: почему так? Причины разными людьми называются разные - начиная от власти капитала и заканчивая происками «жидовствующих». По моему же мнению, одна из причин безропотности российского человека кроется совсем в другой области - в системе российского образования, которое из всех «щупалец» государственного организма является самым незаметным в политической жизни, но при этом и самым опасным. Об этом и пойдет речь.

Чему на самом деле учат в школе?

С начальной школы любой ребенок слышит в свой адрес высказывания туповатой учительницы: «Миша, отвечай давай, а то поставлю двойку в дневник». Учительницу совершенно не волнует, что для Миши это, возможно, новый и сложный материал, и он не может ответить сразу, а, может быть, просто не готов сегодня из-за проблем дома. Все, что остается Мише — смотреть в пол, изображать из себя виноватого и клянчить всеми способами «ну хотя бы троечку». Уже к окончанию начальной школы в ребенке формируется тончайшее свойство характера: пресмыкаться перед старшими и потакать учителю, что в дальнейшем окажется незаменимым навыком при общении с начальством. Но это лишь начальная стадия формирования личности. Дальше идут классы постарше. Начинаются уроки литературы, где школьников учат писать «свои мысли» в сочинениях. При этом чем сильнее эти мысли отличаются от мыслей, прописанных в учебнике, тем ниже будет отметка. Ну а если ученик по незнанию выскажет в сочинении что-нибудь совсем откровенно, то ему не миновать приглашения родителей к директору. Что бы он там себе не думал в действительности, но каждый двенадцатилетний шкет обязан показать свое лизоблюдское восхищение Пушкиным, Гоголем и Лермонтовым, даже если школьник вообще не понял, о чем эти ребята писали. Цель такого образования – научить ученика хвалить кого-то по команде, даже если этот кто-то совершенно омерзителен. Ведь понятно же, что каким бы гением ни был Гоголь, в 12 лет ожидать от ребенка искреннего восторга его творчеством, как минимум, нерационально. Значит, либо в Министерстве Образования сидят совсем невменяемые идиоты, либо это делается специально с целью подавления свободомыслия.

При ответе у доски ситуация примерно такая же: все тот же сдавленный командирскими комплексами учитель смотрит на любого ученика презрительно, требуя ответа под угрозой двойки. К этому моменту у учащихся уже начинают вырабатываться дополнительные "гражданские инстинкты": если к тебе обращается старший по званию, то ты обязательно должен сказать что угодно, но обязательно сказать. Не важно, что ты даже не понимаешь о чем тебя спрашивают, главное хоть как-нибудь отмазаться, соврать, но во что бы то ни стало избежать командирского кнута. А дальше можно ничего не делать опять несколько месяцев, потому что, когда спросят за выполненную работу, можно снова что-нибудь придумать или наврать. Тоже полезный навык, который всем знаком из общения с начальством и чиновниками. И вот к моменту получения аттестата человек уже становится вполне полноценным гражданином Российской Федерации. Любой начальник, мент, прапорщик, просто чиновничье быдло, может совершенно без зазрения совести вытереть ноги о человека, и максимальной реакцией гражданина будут кухонные сплетни, а при открытом конфликте гражданин будет до последнего изображать из себя сожаление по поводу того, что не подготовился в этот раз к встрече с ментом, и стараться как можно более мягко задобрить зарвавшегося чиновника, суя ему взятки и тошнотворно лыбясь.

Однако обучение в школе не все проходят одинаково успешно, как известно. Есть такие, которые не научились качественно лизать жопы учительниц — это хулиганы-двоечники, отстающие неформалы и прочие "ненадежные элементы". Эти ребята ведут себя плохо, огрызаются, и поэтому система выбирает самый разумный путь — пихает их в самую вонючую шарагу или армию, чтобы в дальнейшем они пошли работать на самую низкооплачиваемую и неуважаемую работу, а то и вообще в МакДональдс. Потому что, если системе образования не удалось сломить человека морально, надо сделать его тогда натуральным физическим рабом, который будет рад работать за пачку доширака, и просто побоится высунуться с протестом, боясь потерять последний кусок хлеба.

...И в ВУЗе

Тем же, кто курс обучения в школе прошел успешно, система образования дает шанс продолжать учиться, чтобы стать чиновниками. Их берут в институт — это уже образование совсем не шуточное. Если в школе учитель хотя бы пытался изображать из себя авторитета для детей и какое-то подобие интеллектуала, то институтский препод часто склонен к поведению прапора в армии. Такое явление как «завалить» на экзамене — в порядке вещей. Единственная цель этого «завала» — указать студенту на его место, втоптать в грязь, заставить ползать на коленях, умоляя поставить тройку и не отчислять. Нередки угрозы, вроде: «Если ты сейчас мне не ответишь, то можешь забирать документы и идти в армию». Правда, многие студенты переносят это стойко и грамотно умеют отмазаться от любых нападок преподавателя, так как уже получили необходимые навыки в школе: потупить глазки, поводить носком ботинка по полу и сочинить на ходу хоть какие-нибудь связные предложения — лишь бы он отстал и разрешил пересдать. Причем сам преподаватель все отлично понимает, но он вполне удовлетворен. Он видит покорность, ему приятно, что перед ним стелятся и хотят его ублажить за тройку.

Причем, если школьники еще как-то возмущаются действиями учителей, то в институте это возмущение уже проходит. Профессор-алкаш с сексуальными поползновениями в отношении студенток считается в порядке вещей. Преподаватель математики, заставляющий заучивать наизусть формулировки из лекций, и не признающий никаких других формулировок, даже из уважаемых учебников — тоже студента совершенно не смущает. Студенты не пишут жалоб, не устраивают забастовок – вообще ничего. Да, впрочем, что там забастовки! Если смотреть на школьника, то он пусть и не выскажет в лицо учителю все, что о нем думает, но хоть по крайней мере выйдет за двери класса и смачно проматерится. Потом, когда встретит учительницу, конечно, снова будет выдавливать улыбку — лицемерие тоже полезный навык в России, которому учит школа. Студент же вполне уверен в правильности системы и в том, что образование именно так и должно строиться, и никак иначе.

Вообще студент — это уже полноценная академическая проститутка, готовая на все ради оценки. Он не способен возмущаться даже в кругу других студентов. Он примерно как «петух» на зоне. Его насилуют ежедневно и унижают, но он даже помыслить не может о том, чтобы выразить протест, лелея лишь мысль об освобождении. Точно так же и студент готов ежедневно терпеть беспредел и унижение, лишь бы получить диплом, ведь потом можно будет пойти на нормальную работу, например, тем же чиновником. Только вот, если тебя пять лет подряд ежедневно топчут ногами, то нормальным человеком со своей независимой точкой зрения и с минимальным чувством достоинства ты уже никогда не станешь, так и прожив до старости рабом. Пусть даже и в должности чиновника, офисного планктона, либо какого-нибудь еще менеджера среднего звена. Рабскую психологию уже не исправить. Зато, когда институт будет закончен, этот идиот будет говорить на сборищах бывших одногруппников о том, что институт дал ему образование и научил думать головой. И совершенно не важно, что учился он на математика, а в результате продает телевизоры. Главное, что думать он научился, ага.

А потом проходит время, и вчерашние школьники уже сами ведут своих детей в первый класс. Но, если при Совке была пропаганда образования и научными достижениями гордились, то спустя поколения, прочувствовав на своей шкуре что такое школа и ВУЗ, молодые родители не особо-то стремятся внушать своим детям благоговение перед наукой и уважение к учителям. Сегодня любой дошкольник знает, что учителя могут быть идиотами, но с ними не надо спорить, и с каждым поколением такое отношение лишь укрепляется в обществе. В итоге с каждым годом ученики все меньше и меньше уважают образование, а учителя отвечают все более жесткими репрессиями. В СССР даже подумать было нельзя, чтобы учитель довел школьника до суицида. Сейчас такие новости уже появляются. Если тенденция сохранится, то лет через 10 это будет такой же нормой, как и мусорской беспредел. Совершенно точно вам говорю.

А причины такого положения просты: единственный нормальный путь для образования и творчества — это путь свободы. Свободного обсуждения, свободного высказывания смелых идей. О том, чтобы в российской школе высказать на уроке литературы смелую идею, даже подумать страшно — могут ведь и от занятий отлучить вообще. Или, например, попробуйте прочитать в книге математическое определение и предъявить его учителю. Двойка за это обеспечена. В таких условиях мозг человека совершенно не способен развиваться или вести исследовательскую деятельность. И пока ВУЗы зависят от государства, которое навязывает идиотскую программу, пока существуют дипломы и научные степени, пока существуют отметки, зачеты и экзамены в виде карательных мер (на осень/пересдавать/отчислить/пропустить) — ничего хорошего от российской системы образования ждать не приходится — это будут лишь фабрики по штампованию румяных дебилов без мозга.

Что делать?

Россия — это, пожалуй, единственная страна (кроме Северной Кореи), которая в принципе не знает, что такое студенческие забастовки. Я не помню ни одного случая, чтобы российские студенты брали в руки транспаранты и срывали занятия, высказывая протест. У нас занятия срываются только для того, чтобы студенты от профкома поехали на какой-нибудь митинг ЕдРа, и пока эта ситуация не переломится, никаких надежд на изменение климата в стране быть вообще не может. Никакая агитация, никакие революции, никакая отставка Путина не исправит главной проблемы — рабской психологии русского человека, сформированной несколькими поколениями школьников и студентов. А пока это так, любое протестное движение обречено быть уделом небольшой группы людей, которые непонятно почему не стали такими же рабами, как все.

Как исправить эту ситуацию, я лично не знаю. Глядя на людей вокруг, я не могу ни за что уцепиться, чтобы поверить в возможность каких бы то ни было позитивных перемен. Тем не менее пытаться стоит, я считаю, как минимум, надо эти проблемы обсуждать и демонстрировать несогласие. По крайней мере будет совесть чиста. Ну и как бы там ни было, если все же затевать какие-то перемены, то затевать их нужно именно со студенческих движений против порядков в ВУЗах, так как именно в этих учреждениях вырастают люди, которым предстоит формировать общество будущего.

P.S. Я знаком с некоторым количеством замечательных ученых, очень умных студентов и прекрасных преподавателей. Конечно же, написанный мной текст не имеет к ним никакого отношения, и я не хочу задеть никого из тех, кто действительно пытается в меру возможностей честно учить школьников и студентов. Я не хочу, чтобы они принимали этот текст на свой счет — к ним я, напротив, питаю глубочайшее уважение, и хочется сказать им спасибо за то, что они делают, и за то, что встретились мне на пути. Вот только очень мало таких людей.
Тов. Хеллер